Список форумов Наш Клюб

Наш Клюб




 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Промо материалы

 
Этот форум закрыт, вы не можете писать новые сообщения и редактировать старые.   Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.    Список форумов Наш Клюб -> "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью": музыка рождённая в СССР (1930—1955)
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Тинга
Гость

   




СообщениеДобавлено: Пн Апр 06, 2015 2:12 pm    Заголовок сообщения: Промо материалы Ответить с цитатой

Священная война - патриотическая песня периода Великой Отечественной войны, ставшая своеобразным гимном защиты Отечества. Известна также по первой строчке: «Вставай, страна огромная!»

24 июня 1941 года одновременно в газетах «Известия» и «Красная звезда» были опубликованы стихи поэта В. И. Лебедева-Кумача «Священная война». Сразу же после публикации композитор А. В. Александров написал к ним музыку.

26 июня 1941 года на Белорусском вокзале одна из не выехавших ещё на фронт групп Краснознамённого ансамбля красноармейской песни и пляски СССР впервые исполнила эту песню. По воспоминаниям очевидцев, песню в тот день исполнили пять раз подряд. В мае 2005 года, в память об этом событии, на здании вокзала установлена мемориальная доска

Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!

Припев:
Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна!
Идет война народная,
Священная война.

Как два различных полюса,
Во всем враждебны мы.
За свет и мир мы боремся,
Они - за царство тьмы.

Припев.

Дадим отпор душителям
Всех пламенных идей,
Насильникам, грабителям;
Мучителям людей!

Припев.

Не смеют крылья черные
Над Родиной летать,
Поля ее просторные
Не смеет враг топтать!

Припев.

Гнилой фашистской нечисти
Загоним пулю в лоб,
Отребью человечества
Сколотим крепкий гроб!

Припев.

Пойдем ломить всей силою,
всем сердцем, всей душой
За землю нашу милую,
За наш Союз большой!

Припев.

Встает страна огромная,
Встает на смертный бой,
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой.
Вернуться к началу
Тинга
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вс Апр 12, 2015 10:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Парк Чаир (крымскотат. Çayır, Чайыр) — памятник садово-парковой архитектуры Крыма, расположенный возле посёлков Мисхор, Кореиз и Гаспра.

Название чаир означает в переводе с крымскотатарского «горный луг»

Парк расположен на территории 23 га возле трех крымских курортных посёлков: Мисхор, Кореиз и Гаспра. В парке растет около 300 видов хвойных и вечнозелёных видов растений с разных континентов: магнолии, кипарисы, олеандры, гортензии. Старейшие деревья парка имеют возраст 300—500 лет и сохранились со времён росшего на этом месте леса. Своим происхождением парк обязан агротехнической культуре народов, живших в этих местах: издавна на склонах местных гор выращивались сады, которые не требовали особого ухода.

В парке расположены санаторий «Сосновая роща» и дача «Чаир», принадлежавшая до 1917 года Великому князю Николаю Николаевичу. После национализации в ней был устроен санаторий, в котором в 20-е годы XX века отдыхали Н. А. Семашко, М. В. Фрунзе и В. В. Маяковский.

Наиболее известна песня 1930-х композитора К. Я. Листова на стихи П. А. Арского (Афанасьева) «В парке Чаир», которую исполнял Аркадий Погодин



В парке Чаир распускаются розы,
В парке Чаир расцветает миндаль.
Снятся твои золотистые косы,
Снится веселая, звонкая даль.

"Милый, с тобой мы увидимся скоро", —
Я замечтался над любимым письмом.
Пляшут метели в полярных просторах,
Северный ветер поет за окном.

В парке Чаир голубеют фиалки,
Снега белее черешен цветы.
Снится мне пламень весенний и жаркий,
Снится мне солнце, и море, и ты.

Помню разлуку так неясно и зыбко.
В ночь голубую вдаль ушли корабли.
Разве забуду твою я улыбку,
Разве забуду я песни твои?

В парке Чаир распускаются розы,
В парке Чаир сотни тысяч кустов.
Снятся твои золотистые косы,
Снится мне смех твой, весна и любовь.

Текст воспроизведен с записи на грампластинке, исполнение А. Погодина 1938 года.
Вернуться к началу
Tarasik
VIP - curator


Репутация: 5377    

Зарегистрирован: 23.03.2009
Сообщения: 5691
Откуда: Таллин, Эстония

СообщениеДобавлено: Вс Апр 12, 2015 11:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

эта песня бальзам на душу! Прелестно, просто прелестно!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тинга
Гость

   




СообщениеДобавлено: Пт Апр 17, 2015 8:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Лично от меня небольшая компенсация Embarassed Смеется

Ю́рий Спиридонович Морфесси (греч. Γιώργο Μορφέσση 4 сентября 1882, Афины — 12 июля 1949 Париж) — российский певец (баритон)

Родился в Афинах, в семье адвоката. В 1889 семья переехала в Одессу, в следующем году на прогулочной яхте погибает отец.

Юрий поступил в греческое коммерческое училище в Одессе, при этом пел в церковном хоре. Юношей был принят в Одесский оперный театр, несмотря на отсутствие музыкального образования. В 1903 году Морфесси устраивается в Киеве в оперную труппу театра «Шато де Флер».

Материальные трудности не позволяли серьёзно заниматься музыкальным образованием и в конце очередного театрального сезона Морфесси подписывает контракт на работу в опереттах: в театре «Буфф» в Киеве (1904), в Ростове-на-Дону (1905—1906).

Переезжает в Петербург, выступает в оперетте Новикова, а также в Театре цыганской песни, с 1912 года полностью перешел из оперетты на эстраду. С 1912 года Морфесси начинает записываться для граммофонных фирм «Зонофон», «Пишущий Амур», примерно тогда же Фёдор Шаляпин называет Юрия Морфесси «Баяном русской песни».

В июне 1915 года Морфесси поёт перед Императорской семьёй на яхте «Полярная звезда». В 1915 году Морфесси открывает элитарное кабаре «Уголок» для «талантов и поклонников». Осенью 1917 года во время гастролей по Дальнему Востоку Морфесси узнал о произошедшем в Петрограде перевороте, возвращается в Петербург, но, услышав слух о расстреле царской семьи, уехал в Одессу. Осенью 1918 года в Одессе открывает Дом артиста, где выступали Надежда Плевицкая, Иза Кремер, Александр Вертинский, Леонид Утёсов.

С 1920 года в эмиграции. В Париже Морфесси поёт сначала в «Тройке», потом в «Кавказе» Балиева, затем — долгое время в «Эрмитаже». Гастроли 1929 года Морфесси заканчивает в рижском кабаре «Альгамбра». Получив годовой ангажемент в Югославии, уезжает в Белград. В апреле 1931 года вернулся в Париж. В 1935 Морфесси надолго остановился в Югославии. В Белграде в 1937 году Морфесси выступает в баре «Казбек», где знакомится с Константином Сокольским, они начинают выступать вместе, затем переезжают в Загреб.

В годы Второй мировой войны Ю. Морфесси вступил в артистическую бригаду «Русского корпуса», созданного русскими эмигрантами в Югославии. В 1943 году записал в Берлине пластинки. В 1944 году в Праге дал концерт для участников Русского освободительного движения

По мере продвижения Красной армии на запад Морфесси отступал с немецкими частями и в итоге оказался в городке Фюссен. После войны выступал в лагерях

Скончался от сердечного приступа в июле 1949 года. Некрологи были опубликованы в «Русской мысли» (Франция) и «НРС» (США). Могилы певца не сохранилось.

Потомки Ю. С. Морфесси живут на Украине, в Казахстане и России

Ю. С. Морфесси оставил книгу мемуаров «Жизнь. Любовь. Сцена.», которая была издана в Париже в 1931 году (издательство «Старина»).

Первой книгой, написанной о Юрии Морфесси стала книга краснодарского историка эстрады и краеведа Виталия Бардадыма «Юрий Морфесси- баян русской песни» — страницы жизни и творчества. Издательство «Советская Кубань», 1999 год, г. Краснодар. В этой книге наиболее полно рассказана биография артиста, автор использует архивные документы, рассказывается о его родственниках, а также составлена подробная дискография записей, сделанных в разные периоды жизни и творчества для граммофонных фирм «Пишущий амур», «Syrena-electro», «Parlophon», «Polydor» и др.

В 2012 году в издательстве «Деком» вышла книга «Звезды царской эстрады», где опубликованы мемуары Морфесси и впервые правдиво рассказана его биография.

Вернуться к началу
Тинга
Гость

   




СообщениеДобавлено: Сб Апр 18, 2015 12:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой



Марк Бернес родился 8 октября 1911 года в городе Нежин.

Отец Марка, Наум Самойлович Нейман, был служащим в артели по сбору утильсырья. Мама Фаня Филипповна была домохозяйкой. Когда Марку Нейману исполнилось пять лет, его семья переехала в Харьков, где родители прочили своему сыну карьеру бухгалтера, и поэтому отдали его учиться в торгово-промышленное училище. Однако Марк с 15 лет мечтал играть в театре, и устроился расклеивать афиши. Он также зазывал зрителей на спектакль, а через какое-то время 16-летнего Бернеса представили старосте театральных статистов музыкального театра «Миссури» в Харькове. В то время статисты были люди востребованные, в них нуждались и в оперетте, и в драме, они были необходимы гастрольным и местным труппам. В результате в 1928 году Марк дебютировал на сцене театра «Миссури» в роли безмолвного кельнера в оперетте «Мадам Помпадур». Во время выхода на сцену ему казалось, что все зрители смотрят только на него. Так оно на самом деле и было: у взволнованного дебютанта прямо на сцене отклеились огромные войлочные бакенбарды.

В 1929 году он окончил театральные курсы в Харькове, придумал себе звучный псевдоним Бернес и переехал в Москву, где первые несколько дней ему пришлось ночевать на Курском вокзале. В Москве семнадцатилетний самоуверенный юноша с бутербродами в кармане был уверен, что его ждут в Малом театре, причем - где находится Малый театр, он узнал на Курском вокзале от носильщика. Самое удивительное, что в Малый театр Марка приняли с первого захода. Он начал свою карьеру актера в Москве с ролей третьего слуги, второго копейщика и «неизвестного в трактире». Через полгода он перешел в другой театр. Переход не отнял много времени: Марку было достаточно пересечь Театральную площадь, чтобы оказаться в Большом театре, также испытывавшем нужду в статистах. В результате список работ молодого Марка пополнился новыми ролями - секунданта Онегина и испанского посла.

Бернес учился всему сам – всему, что видел в тогдашней театральной Москве. Его кумирами стали Михаил Чехов и Иван Москвин. Своим учителем он считал Николая Радина. В начале 1930 года его приняли в театр Корша актером «вспомогательного» состава, и он продолжал играть роли на выходах. В трудовой книжке Бернеса даже появилась запись: «За лучшие качественные показатели работы премирован ордером на обувь. Протокол от 4 июля 1932 года». Все это время Бернес жил в театральной гримерке, и лишь со временем, когда в Петровском переулке был надстроен пятый этаж одного из домов, Марк перебрался туда, а в 1933 году он перешел работать в театр Революции.

Вскоре молодой актер знакомился со своей первой женой Полиной. Друзья Марка называли ее Пашей или Паолой. Именно она пробудила в нем интерес к литературе. Тем временем Бернес полностью отдавался своей работе, и вскоре его начали снимать в кино. Свою кинокарьеру он начал в 1935 году. Первую роль в кино, хоть и эпизодическую, Марк Бернес сыграл в художественном фильме «Заключенные». На эту роль режиссеру фильма Марка посоветовал Михаил Астангов, сыгравший в этой картине главную роль. Астангов сделал еще немало хорошего в жизни актера. Дружба с Михаилом привела Марка к знакомству с драматургом Николаем Погодиным, который, в свою очередь, познакомил его с режиссером Сергеем Юткевичем, занятым поиском актера на роль шпиона Красовского в фильм «Шахтеры». Бернес сыграл эту роль, как никто лучше.

В 1954 году жена Бернеса Полина родила ему дочь Наташу, однако радость от этого события была недолгой, так как через два года Полина умерла от рака. Эта смерть была глубоким потрясением для Бернеса. Несколько месяцев актер приходил в себя, и лишь поддержка друзей и любимая работа вернули его к нормальной жизни. В 1956 году Бернес снялся сразу в двух фильмах: «Цель его жизни» и «Ночной патруль». В картине «Ночной патруль» актер сыграл вора в законе Огонька, песня которого в исполнении Бернеса стала шлягером.

В начале 1960-х годов личная жизнь Бернеса изменилась. Провожая свою дочь Наташу в первый класс, он встретил там фотокорреспондента журнала «Пари-матч», которая привела в школу своего сына Жана. Ее звали Лилия Бодрова. Увидев Бернеса, она толкнула своего мужа и произнесла: «Смотри, Крючков!». На что муж ответил: «Как тебе не стыдно! Это же Марк Бернес. Пойдем, я тебя с ним познакомлю». Бернес, увидев Лилию Бодрову, влюбился в нее с первого взгляда. Вот, что рассказывала об их встрече Лилия Бодрова: «С Бернесом мы познакомились в школе: я была тогда замужем, он - вдовцом, один воспитывал дочку. И так странно получилось: мой муж сам нас познакомил. Марк потом признавался: «Я с первого дня решил, что уведу тебя». Судьба распорядилась так, что Жан и Наташа сели за одну парту. Когда состоялось первое родительское собрание, Бернес был с гастролями в Ереване, однако ради такого события вернулся в Москву. Парта их детей и свела Лилию и Марка. В том же году Бодрова ушла от мужа к Бернесу. Она вспоминала: «Я видела в Марке человека, который поможет мне. Не в смысле материальном - это у меня было. А в том, что он больше меня знает, знает цену человеческим отношениям. Мне нужно было понимание. Нужна была семья. И я знала, в этом мы поймем друг друга... До встречи с Марком я занималась на курсах французского языка и работала. Марк сказал: «Будешь ездить со мной». И тут же поехал в бюро пропаганды и оформил меня на работу. С тех пор я вела все его концерты. Мы не расставались ни на минуту. И когда его отправили в Польшу с концертом без меня, он заболел и слег... А вот еще один случай. Его приглашают в Кремль. А пригласительный присылают на одного. Кто бы себе позволил позвонить туда и сказать: «Извините, но я женат. Я один не приду».

Друзья Бернеса приняли Лилию сразу. У него было интересное окружение - Лидия Русланова, Зоя Федорова, Зиновий Гердт, балерина Ольга Лепешинская и много других известных людей. В гостях у Бернеса бывал тогдашний американский посол Томпсон, множество иностранных корреспондентов – французы и югославы. Лилия Бернес-Бодрова рассказывала о Бернесе: «Марк не пил и не курил. Он был гостеприимный, но не любил приглашать много гостей. Так как он не пил, ему были неинтересны компании, где можно выпить. Если его узнавали в вагоне-ресторане, все считали за честь угостить. Я всегда в таких случаях говорила: «Не трогайте, я за него выпью!». Марк любил умных людей. Но обширного круга не было. Приходили Френкель, Колмановский, Кармен, Фрез... Здесь они и работали... С Утесовым они были знакомы, но к Марку он относился несколько свысока. Утесов не терпел соперника, он хотел быть единственным... Не могу сказать, что Марк близок был с Евтушенко, но Женя тоже бывал у нас. Песня «Хотят ли русские войны?» создавалась здесь. И «На смерть Кеннеди», которую потом запретил Хрущев, - в этом же кабинете. Как-то позвонил Володя Высоцкий: «Марк Наумович, хочу к вам зайти». Сидел часа два и пел. В то время он выступал нечасто и предложил Бернесу исполнять его, Володины, песни. Марку он очень нравился, и стихи нравились. Он предложил показать их композитору. На что Володя ответил: «Нет». Но одну песню «На братских могилах не ставят крестов» Бернес все же спел... Теперь из тех, кто был близок Марку, остался только Костя Ваншенкин... «Журавли» создавались уже на моих глазах. Из стихов об аварском народе Бернес сделал песню, близкую каждому человеку... А в самых верхах, в правительстве, Марка не понимали. Его называли «микрофонным» певцом - считалось, что нужен сильный голос. У него была ставка не певца, а «разговорника» - 15 рублей 50 копеек за выступление... Он не был ни в одной киноделегации, и вообще его не приглашали за границу. Он не лез никуда и был неудобным, принципиальным человеком. Он мог запросто сказать какому-нибудь чину: «Это вранье». Любому. Ему было все равно. Прямо в глаза. Многие его за эту прямоту не любили. Он требовал нормального отношения к работе. С ним было трудно работать. Однажды был жуткий случай. Мы отправились в дальнюю поездку за 60 километров от областного центра. Мало того, что мы опоздали из-за поломки машины, я забыла белую рубашку Марка. Это был такой яростный крик!.. Одному из музыкантов пришлось снять с себя рубашку и отдать Бернесу».

Завистники считали, что Бернес купается в роскоши, при этом среди личного имущества актера было не так много дорогих вещей - приемник, магнитофон, проигрыватель и машина, которую в то время можно было купить только с разрешения Министерства торговли. При этом сдав предыдущую - если она была. Машине Бернес очень радовался, и любил о ней заботиться. Лилия Бернес-Бодрова рассказывала: «Единственное, что мы себе позволяли, - это ездить по странам. Начали с Польши. Были в Праге. Когда ввели танки в Чехословакию, он рыдал, зная, что ничего не может сделать, - в Праге у него было много знакомых. А потом - Югославия, Франция, Англия. В Польше и Югославии Марка обожали, приглашали в Сопот как почетного гостя. Я помню, посол в Варшаве Аристов однажды сказал: «Марк Наумович, вы столько сделали в Польше, сколько не удалось мне». А в Югославию мы приехали туристами - тогда вдруг разрешили индивидуальный туризм. И Марка пригласили выступить. Он сказал, что мы в туристической поездке. Саша Субота, руководитель популярнейшего югославского ансамбля, предложил: «Езжайте, а мы пока подготовим несколько песен, отрепетируем и вам покажем». Так и сделали. И вот концерт. В первом отделении все югославские звезды. Во втором - Бернес. Заиграли «Три года ты мне снилась», вышел Марк, и зал встал».

...
предчувствие скорой кончины Бернеса не обманули. Уже в июне ему стало плохо. Специалисты выявили у него инфекционный радикулит. Однако при тщательном обследовании было выяснено, что у Марка неоперабельный рак корня легких. Лилия Бодрова-Бернес вспоминала: «За 51 день его пребывания в больнице я похудела на 18 килограммов. У меня открылось язвенное кровотечение, я не ела, не пила - мне было некогда. Утром бежала в Кунцево. Когда Марк засыпал, я в темноте мчалась к шоссе, чтобы проголосовать и доехать к детям. Когда Марк уже не мог даже голову повернуть, у постели собрались врачи - они знали: начинается агония. Я стояла в торце кровати, держась за ее спинку, и не могла себе позволить плакать - надо было глядеть ему в глаза. Но он все-таки заметил, что я еле держусь на ногах, и сказал: «Уйди, тебе же тяжело». И я чуть-чуть отодвинулась, чтобы скрыться в закутке, он тут же позвал: «Куда ты?» Это были его самые последние слова...»

При жизни Марк Наумович очень переживал, что у него нет звания народного артиста СССР. Лилия Бернес-Бодрова рассказывала: «Я говорила: «Да наплюй ты на эти звания - у тебя есть любовь народа. Утесов начал гораздо раньше тебя - а у него вообще ничего нет!». По натуре Марка нельзя было назвать пробивным человеком. Для себя он ничего не просил. Надо было очень сильно наступить на его самолюбие, чтобы он завелся в этом направлении. А другим помогал всегда. Друзьям и знакомым говорил: «Если моя визитка сработает, я тебе помогу», - имел в виду, если его узнают». 19 августа 1969 года Марк Бернес должен был быть награжден званием «Народный артист СССР». Однако этого звания он так и не получил.

Марк Бернес ушел из жизни 16 августа 1969 года и был похоронен на Новодевичьем кладбище.
Вернуться к началу
Тинга
Гость

   




СообщениеДобавлено: Пн Апр 20, 2015 5:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«25 лет РККА» (Несокрушимая и легендарная…)

Это были особые дни. Заранее никаких торжественных праздников, посвященных 25-летию РККА (Рабоче-Крестьянской Красной Армии), – никто не планировал. Не до того было. Казалось совсем недавно – всего полгода назад – бойцам и командирам зачитали знаменитый Приказ №227 – Ни шагу назад! Положение казалось отчаянным.

Но за эти полгода произошли огромные перемены: наши войска перешли в наступление, прорвали блокаду Ленинграда, а самое главное – одержали историческую победу в Сталинграде. По мере стремительного приближения 23-го февраля 1943-го года и у нас, и во всем мире росло желание отметить этот юбилей как-то по-особому. В Москве готовились к большому праздничному концерту. Его предполагалось заснять на пленку, смонтировать фильм, сделав картину предметом всеобщего общественного достояния.

К участию в концерте были привлечены лучшие «артистические силы» страны, в том числе Краснознаменный Ансамбль красноармейской песни и пляски под управлением А.В. Александрова. Однако, в тот момент в его репертуаре не было песни, которая смогла бы стать «гвоздем» юбилейной программы, в которой бы сконцентрировались основные этапы героической истории Красной Армии.

Помимо мелодии, автором которой должен был стать сам руководитель Ансамбля – выдающийся композитор и хоровой дирижер Александр Васильевич Александров (автор великой песни «Священная война» и будущего Гимна Советского Союза), нужны были слова, отражающие героические победы, одержанные в самое последнее время.

За дело смело взялся поэт Осип Яковлевич Колычев (Сиркес). По понятным причинам, к древнему дворянскому роду Колычевых он никакого отношения не имел.

В свое время, стремление одессита Сиркеса к «большему благозвучию» собственной фамилии произвело определенное впечатление на Илью Ильфа и Евгения Петрова, которые в романе «Двенадцать стульев» представили Осипа Сиркеса-Колычева в образе Никифора Ляписа-Трубецкого, автора известной «Гаврилиады».

С той поры, однако, много воды утекло. Ильфа и Петрова уже не было в живых. Они, наверное, очень бы удивились, если бы узнали, что их прототип способен на совершение настоящих поэтических подвигов. Поистине – Осип Колычев «уважать себя заставил и лучше выдумать не мог». В считанные дни, работая «с колес», он написал следующие слова:

Над тобою шумят как знамена
Двадцать пять героических лет.
Отзвук славных боев отдаленных,
Весь твой путь в наших песнях воспет.

Припев:
Несокрушимая и легендарная,
В боях познавшая радость побед –
Тебе любимая, родная армия
Шлет наша Родина песню – привет.
Тебе шлет Родина песню – привет!

Родилась ты под знаменем алым
В восемнадцатом грозном году.
Всех врагов ты всегда сокрушала,
Победишь ты фашистов орду.

Припев.

Ленинград мы в боях отстояли,
Отстояли родной Сталинград.
Нас ведет в наступление Сталин,
Наши танки фашистов громят!

Припев.

Победит наша сила несметна,
Гений Сталина в бой нас ведет.
Наша армия в битвах бессмертна,
Как бессмертен Советский Народ.

Припев:
Несокрушимая и легендарная,
В боях познавшая радость побед -
Тебе любимая, родная армия
Шлет наша Родина песню – привет!
Тебе шлет Родина песню – привет!

Эти стихи очень понравились Александрову, и он столь же быстро написал к ним музыку. Авторы решили назвать новую песню «25 лет РККА». С этой песни и начался исторический праздничный концерт…

Ее слова и мелодия гармонично влились в торжественную атмосферу тех дней, в нескончаемый поток приветственных телеграмм, слетавшихся в Москву со всего мира…

Песню не просто «заметили». Без нее уже не обходился ни один праздничный салют во время войны, ни один парад на Красной площади. В послевоенные годы она вошла в перечень главных строевых песен Советской Армии. В 1946-м году, после смерти А.В. Александрова, «Красное Знамя» Ансамбля подхватил его сын, выдающийся композитор и дирижер Борис Александрович Александров, сделавший «Песню о Советской Армии» (так она стала называться) – визитной карточкой прославленного коллектива.

* * *

Время внесло свои поправки в текст песни. Через год стали петь «Двадцать шесть героических лет», а в победном 45-м – уже «Двадцать семь»… Впоследствии, чтобы не нарушался размер, автор ввел «Годы наших великих побед». К числительным снова вернулись дважды – в 1968-м и в 1978-м годах, когда отмечались соответственно 50-летний и 60-летний юбилеи Советской Армии. Со временем, как и в Гимне Советского Союза, из текста песни исчезло имя И.В. Сталина…

…Несмотря ни на какие исторические перемены, фундамент у песни оказался очень прочным – по существу, она и сейчас является Гимном нашей Армии.

А вот как она звучала в последние годы существования СССР…

Вернуться к началу
Тинга
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вс Апр 26, 2015 3:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Инфу нашла Тарасик Улыбка

25-БДХ,солист Сергей Парамонов - Прощайте, скалистые горы *1942

Сергей Владимирович Парамонов (25 июня 1961, Москва — 15 мая 1998, Москва) — русский советский певец, получивший известность в СССР в 1972—1975 гг. как солист Большого детского хора Всесоюзного радио и Центрального телевидения под руководством Виктора Попова, «советский Робертино Лоретти». Песни, которые он первым исполнил («Антошка», «Голубой вагон», «День рождения», «Улыбка» и др.), продолжают пользоваться огромной популярностью.

Родился Сережа 25 июня 1961 года в Москве, в Перовском районе. Отец — Парамонов Владимир Сергеевич (1936−2003). Мать — Парамонова Людмила Сергеевна (1935—2005).

Семья была самой простой: мать в то время работала уборщицей, отец — слесарем.

Учился в Московской общеобразовательной школе № 681.

В 1972 году семья Парамоновых из коммуналки переехала в двухкомнатную квартиру в этом же районе, на 2-ю Владимирскую улицу. Родители, выйдя на пенсию и купив себе дом, уехали жить в деревню.

Любовь к музыке и пению у Сергея Парамонова проявилась очень рано. Дедушка Сережи, выводя трёхлетнего внука на прогулку, нередко устраивал концерты будущей звезды для собравшихся на лавочках бабушек во дворе их сталинского дома на Бауманке. Охотно Сережа выступал и в детском саду на праздниках — воспитательница, у которой было пианино, жила в одном доме с Сергеем и часто брала его к себе.

Музработник пионерского лагеря, где отдыхал Сережа после 2-го класса, видя его необычайную одаренность, купила для Сережи аккордеон. Для обучения игре на аккордеоне в 3-м классе его записали в кружок при заводе «Серп и молот».

В 4-м классе (1971) бабушка Сережи — Кудинова Нина Александровна — привела его в Большой детский хор Гостелерадио СССР под управлением В. С. Попова. Он прошёл конкурсный отбор, спев песню: «Мы шли под грохот канонады, Мы смерти смотрели в лицо…», был принят в младшую группу хора, и на фоне остальных ребят выделялся тем, что пел с удовольствием, без видимых усилий, а через год, несмотря на то, что, по воспоминаниям Виктора Попова, имел слабое здоровье, стал солистом.

В 1975 году Сергей ушёл из хора и поступил в вечернюю музыкальную школу по классу фортепиано, где за год закончил три класса, поступил на подготовительное отделение музыкального училища Ипполитова-Иванова, проучился там год, после чего поступил на дирижёрско-хоровое отделение этого училища.

У Сергея было два брака.

Первый раз он женился в 30 лет — на Ольге Боборыкиной, певице, поэтессе, авторе-исполнителе (дуэт «БиС» — начала девяностых), свадьба состоялась 8 июня 1991 года. Через год, 15 мая 1992 года, они развелись. Спустя два года, в 1994 году Сергей женится снова. Его второй женой стала солистка саратовской группы «Шахерезада» Маша Порох (фамилия по первому мужу), теперь — Мария Парамонова. Вместе они прожили четыре года. В 1995 году у них родился сын Александр. Саша занимается в высшем эстрадном джазовом училище.

Солист Большого детского хора

Первой записью Серёжи Парамонова стала песня «Антошка».

Его первое публичное выступление в качестве солиста Большого детского хора состоялось 16 декабря 1972 года на главном эстрадном концерте года — «Песня-72». Там Серёжа исполнял песенку крокодила Гены из мультфильма «Чебурашка» (автор музыки — Владимир Шаинский). Песня произвела настоящий фурор — кричали «Бис!», режиссёры решились на повторение песни второй раз. Это был редчайший случай в истории «Песен года», так как за все время существования этой передачи всего лишь 3 артиста исполняли свои песни на бис: Анна Герман, Сергей Парамонов и Муслим Магомаев.

Вместе с хором Серёжа Парамонов выходил на сцену Колонного зала и других престижных концертных площадок страны, выступал вместе с такими мэтрами эстрады, как Клавдия Шульженко, Лидия Русланова, Майя Кристалинская, Леонид Утесов. Гастроли по Союзу, по зарубежью, охапки цветов, мешки писем, поклонницы, признание именитых коллег-эстрадников, телесъемки, радиовыступления… У Серёжи была огромная популярность — он был ребёнком-легендой тех лет, всеми любим. Члены правительства аплодировали ему и жали руку, однажды ему доверили вручить букет от пионеров Леониду Брежневу. Сережа рассказывал, что ему всё время приходилось «держать марку» примерного пионера. Хорошо учиться, уступать бабушкам место в автобусе, не хулиганить на переменах. Шутка ли — на него равнялась вся страна!

Голос Серёжи Парамонова — звонкий прозрачный дискант. Серёжа очень удачно дополнял задорную и непринуждённую манеру пения лучистой, обаятельной улыбкой, правильной артистической интонацией. Он обладал редким для ребёнка качеством — не боялся сцены, не зажимался и не фальшивил, не пасовал перед многолюдным залом, был очень органичен как артист. По словам руководителя хора Виктора Попова, Серёжа практически моментально чувствовал характер песни, самостоятельно и удачно воспроизводил все нужные интонационные нюансы, с ним не нужно было долго репетировать, его природный, какой-то нутряной артистизм, пожалуй, так и остался непревзойдённым.

Расхожее в 1970-е годы сравнение Серёжи с популярным итальянским мальчиком-певцом 1960-х годов Робертино Лоретти было фигуральным, неточным. В отличие от Серёжи, Робертино никогда не пел с хором, он был сразу ориентирован на сольное исполнение неаполитанских песен. Судьбы двух юных дарований схожи в том, что, повзрослев, Робертино также не стал выдающимся певцом, однако счастливо избежал ранней смерти и продолжает петь по сию пору (2012 год), тратит миллионные гонорары, заработанные в детстве. Серёжа за свою работу ничего не получал — хор был самодеятельным.

Многие песни из репертуара Серёжи Парамонова были специально написаны авторами для него. Виктор Попов говорил Сергею, что Александра Пахмутова специально для него написала песню «Просьба» на стихи Роберта Рождественского. Композитор Владимир Шаинский, автор музыки ко многим советским мультфильмам, назвал его «веховым певцом в своей жизни». «Песенка крокодила Гены» в исполнении Парамонова обрела популярность и за рубежом: её пели даже в Японии. Виктор Попов вспоминал про Парамонова, что, «когда он начинал петь, то сразу же песня начинала звучать так естественно и просто, словно так и написал её композитор». По его выражению, именно Серёжа «дал жизнь многим песням». Среди песен в репертуаре Парамонова были не только детские, но и вполне «взрослые» песни, которые также пользуются огромной популярностью.

Многие помнят, как исполнял Сережа военную песню «Прощайте, скалистые горы!». До него эту песню пели: Евгений Кибкало, Георг Отс, Николай Кондратюк, флотские ансамбли и самодеятельные коллективы. Но так трогательно и вдохновенно спеть песню не удавалось никому — по воспоминаниям свидетелей, слушая, как её поёт Серёжа, композитор Евгений Жарковский не мог сдержать слёз.

Уход из хора

17 мая 1975 года на творческом вечере поэта Роберта Рождественского в Колонном зале Дома Союзов, исполняя песню «Просьба», Сергей впервые публично «дал петуха» — у него началась голосовая мутация. В такой период очень легко получить травму формирующихся мужских голосовых связок, что может сказаться на тембре голоса на всю жизнь. Петь во время полового созревания мальчику вообще нельзя, но Серёжа продолжал выступать. Как и следовало ожидать, он начал «киксовать» на высоких нотах, что сильно огорчало его. Песни, в своё время написанные специально для него, с 1975 года стали исполняться другими солистами, и Парамонову пришлось покинуть хор.

Виктор Попов впоследствии вспоминал: «Началась мутация. И это естественно у мальчиков, когда происходит переход с детского голоса на взрослый. В тот момент ему петь было нельзя. А он пошёл в музыкальную школу — я хотел, чтобы он получил хоть какое-то образование, и там взрослые заставили его организовать вокально-инструментальный ансамбль. Ещё не окрепшим голосом Серёжа начал петь. Из-за этого он так и не получил хорошего взрослого голоса»

Серёжа очень тяжело переживал уход из хора и последующую невостребованность, продолжал ходить на репетиции в качестве зрителя. Сам он так вспоминал тот период: « Когда я сидел в зале, меня каждый раз душили слёзы. Однажды услышав, как Николаев поёт „Просьбу“ Пахмутовой и Рождественского, я расплакался. Что же получается? Эти великие люди специально для меня написали песню, а теперь её исполняет кто-то другой».

Понять и осознать такие серьёзные изменения, особенно если они происходят так стремительно, да ещё в таком возрасте без последствий практически невозможно. Из воспоминаний Сергея: «В 15 лет трудно перенести это забвение. Как же так! Дарили цветы, писали письма, превозносили до небес — и вдруг забыли, будто ты вообще не существовал. И тот, кто посильнее, проходит этот период нормально. Другие — срываются, начинают, скажем, выпивать. Не скрою, было и у меня такое. Я не завидую молодым ребятам, которые сейчас популярны. Они не представляют, что у них дальше».

Парамонов поступил в музыкальное училище им. Ипполитова-Иванова на дирижёрско-хоровое отделение, но не закончил его.

Виктор Попов: «Этот сумасшедший гастрольный график, он ведь училище бросил и стал ездить по стране с группой… Возможно, он нуждался в более упорядоченной жизни, чтобы в спокойной обстановке постепенно приобретать опыт, умение, навыки и в конечном счете профессионализм. Серёже это было доступно в силу его редкой одарённости».

Игорь Браславский: «В училище у него была вечная проблема… Потому что он часто ездил на гастроли и не успевал сдавать вовремя сессии, экзамены».

Болезнь и смерть

В последнее время, — вспоминает поэт-песенник Александр Шаганов, — у Сергея как-то всё стало выравниваться. В глазах заиграли огоньки, создавалось впечатление, что он преодолел какой-то внутренний надлом. Он готовил новые концерты, всерьёз подумывал над новыми музыкальными проектами и очень боялся какого-то очередного жизненного удара.

Казалось, жизнь стала налаживаться, Сергей несколько лет не пил. Однако после рождения сына Саши он опять начал временами срываться. В конце 1997 года жена ушла от Сергея, который очень страдал от разлуки с сыном.

Друзья Парамонова отмечали, что в последнее перед смертью время он постоянно находился в депрессии. На вопрос: «Почему он находился в таком состоянии?» Виталий Николаев ответил: «Сейчас все сваливают на его бывшую жену Машу, которая от него ушла. Да, частично она виновата в скорой смерти Сергея. Но если честно, об этом никто не хочет теперь говорить, сгубил его шоу-бизнес и люди, которые его окружали».

Он был верующим человеком, и это ему помогало удержаться, не скатиться в пропасть отчаяния. В Сокольниках, где в последнее время работал Сергей, есть старая церковь, куда он любил заходить.

В 32 года он заболел закрытой формой туберкулёза и имел вторую группу инвалидности. Незадолго до смерти Парамонов заболел пневмонией, поэтому часто его смерть объясняют этим заболеванием, однако друг Парамонова Виталий Николаев говорит о смерти от острой сердечной недостаточности как об основной версии произошедшего. Хормейстер БДХ, заслуженная артистка России Татьяна Анофриева также говорит, что «умер он дома, от сердечного приступа, а не потому, что спился, как писали в газетах.»

Скончался Сергей 15 мая 1998 года. Диагноз — ишемическая болезнь сердца (ИБС), левосторонняя плевропневмония.
Вернуться к началу
Тинга
Гость

   




СообщениеДобавлено: Чт Апр 30, 2015 2:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Тамара Синявская о дружбе народов

Но, глядя на сегодняшнее противостояние между бывшими советскими республиками, невольно возникает сомнение в былой дружбе народов... Была она?

- (С нажимом.) Была! Я вспоминаю правительственные концерты во Дворце съездов. Это был настоящий парад искусств всех 15 республик. Молдавия - Мария Биешу. Эстония - Георг Отс. Украина - Дмитро Гнатюк, Юрий Гуляев, Анатолий Соловьяненко, Евгения Мирошниченко. Азербайд­жан - догадываетесь, кто был? (Муслим Магомаев. - Ред.) Литва - Виргилиус Норейка. И, конечно же, Большой театр выставлял всю свою мощнейшую обойму: Тамара Милашкина, Евгений Нестеренко, Владимир Атлантов, Елена Образцова, Юрий Мазурок, ну и ваша покорная слуга. Мы, артисты, дружили между собой, мы друг другом восхищались. К примеру, приезжал Виргилиус из Литвы - и чтобы он не позвонил? (Говорит с литовским акцентом.) «Муслимчик, я здесь, в Москве, может быть, встретимся?» А как же иначе? У дружбы на уровне искусства предела нет. Или, допустим, приезжаю я в Киев и знаю, что у меня там очень много друзей и многие из них придут на моё выступление. Как правило, в конце сольного концерта я пою песню на языке той страны, в которой гастролирую. Естественно, спела и на украинском. На следующий день газеты написали: «Она - украинка, просто скрывает». Должна сказать, что я очень любила Украину, да и сейчас её люблю… Кстати, вся Украина Муслима обожала!

Мы и не думали тогда о национальностях! Честно говоря, я и сейчас о них не думаю... Я вышла замуж за Муслима Магомаева по огромной любви и с бесконечным восхищением человеком, которого так щедро одарил Господь Бог. Чем больше проходит времени, тем больше я это чувствую. Действительно, если тебе человек приятен, если ты его в буквальном смысле «пьёшь», ты что, будешь думать, сколько в нём течёт кровей? Да никогда в жизни! Видимо, мы так были воспитаны. Ещё в далёком 1957 г. я услышала замечательную песню - это был гимн демократической молодёжи, который звучал на всех улицах Москвы во время Первого фестиваля молодёжи и студентов Москве. «Дети разных народов, мы мечтою о мире живём, в эти грозные годы мы за счастье бороться идём...» Конечно, это песня из детства...

Мы гордились СССР

- Елена Образцова с большой болью говорила: сегодняшние певцы, отучившись в России, разъезжаются по всему миру...


- Полностью согласна с Еленой Васильевной, царствие ей небесное. В своё время нас воспитывали в любви к своему дому, к Ро-ди-не, не стесняясь этого слова! Да, мы ездили на гастроли. Да, у тебя есть дом родной, и ты можешь ездить «по гостям» сколько угодно. А если у тебя нет дома, ты кто? Вечный кочевник! Вечный пилигрим. Выезжая за рубеж на гастроли, я всегда знала, кто я. И кого я представляю. (Повышает голос.) И попробуй кто-нибудь при мне сказать что-то плохое о моей стране! Каким-то необъяснимым образом я сразу становилась человеком-трибуном! И доказывала я свою правоту, будучи на сцене. И те люди, которые 15 минут тому назад скептически кривились: «А, Советский Союз», мне хлопали! Заметьте - не я им! Вот в чём была задача. Гордились мы своей Родиной! И не просто так пели на конкурсах международных, а отвоёвывали честь своей страны!
Вернуться к началу
Показать сообщения:   
Этот форум закрыт, вы не можете писать новые сообщения и редактировать старые.   Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.    Список форумов Наш Клюб -> "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью": музыка рождённая в СССР (1930—1955) Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS